Гаагская конвенция о сотрудничестве в области межгосударственного усыновления (удочерения) детей 1993 года

Межгосударственное усыновление в рамках Гаагской конвенции о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления 1993 года:  

Гаагская конвенция о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления (удочерения) от 29 мая 1993 года  состоит из 48 статей, 7 глав. Россия подписала данную Конвенцию 7 сентября 2000 года, однако  не ратифицировала ее.

В статье 1 перечислены цели Конвенции, которые состоят в следующем:

a) гарантировать, что усыновление (удочерение) производится только в интересах ребенка, с соблюдением его прав, предусмотренных международным правом;

b) организовать сотрудничество между государствами с тем, чтобы исключить торговлю детьми;

c) гарантировать признание решения об усыновлении во всех государствах – участниках Конвенции.

Интерес ребенка Точка зрения, что усыновление служит прежде всего интересам усыновителей, существовала всегда.  Само слово adoption   происходит от латинского выражения ad optare– выбирать из. После Второй мировой войны, появления большого количества детей-сирот  возрос интерес к институту усыновления. Качественные изменения, которые можно выразить словами «не ребенка в семью, а семью для ребенка». В целях более полного осуществления принципа охраны интереса ребенка при усыновлении (удочерении),  необходим междисциплинарный подход, с учетом достижений психологии, социологии, философии, других дисциплин.  Конвенция 1993 года не содержит определения «интерес ребенка», так как с точки зрения психологии, интерес ребенка всегда касается конкретного ребенка, и дать общее определение не представляется возможным. Подразделяется на две составляющие: психосоциальную (ребенок в общении с окружающим миром) и психоэмоциональную (ребенок с самим собой).    Конвенция 1993 года дополняет указание на необходимость соблюдения  интересов  ребенка при усыновлении (удочерении) еще и  указанием на  права детей, признанные международным правом.  В Рекомендации 1443 (2000) Совета Европы «Об уважении прав ребенка в межгосударственном усыновлении» (International Adoption: Respecting the Children’s Rights)

Согласно ст. 4 (b) Конвенции 1993 года, которая должна читаться в сочетании с 2 и 3 параграфами Преамбулы,  иностранная семья лучше для ребенка, чем другие формы устройства ребенка в стране его происхождения.  Приоритет иностранного усыновления был причиной того, что Конвенция 1993 года не ратифицирована  Россией. 

Конвенция 1993 года опирается на сотрудничество между Центральными органами государств-участников Конвенции. Центральный орган — это ключевое ведомство, ответственное  за применение Конвенции на государственном уровне. Функции Центрального органа выполняют профильные министерства, ведомства или «зонтичные» организации.  Так, в Италии это Комиссия по межгосударственному усыновлению, в Дании – Национальный совет по усыновлению,  в Норвегии – Дирекция по вопросам детства, юношества и семьи (Bufdir), входящая в состав Министерства по вопросам детства и семьи, в Швейцарии – на федеральном уровне создана Служба международной защиты детей при Министерстве юстиции, с подразделениями в каждом кантоне. В Швеции – Совет по межгосударственному усыновлению MIA.  В Польше — Министерство семьи, труда и социальной политики.  В Казахстане – Министерство образования и науки. Центральные органы вправе делегировать некоторые функции другим организациям (ст. 9).  Конвенция весьма широко очерчивает их круг: «государственным органам» (public bodies) или «частным организациям, должным образом аккредитованным» (accredited bodies). Конвенция не дает определения «государственному органу». Это может быть любой государственный орган, включая административные, иммиграционные службы[1], и др.

Аккредитованные  организации должны «компетентно и надлежащим образом выполнять задачи, поставленные перед ними» (ст. 10). Должны быть некоммерческими организациями, с квалифицированными сотрудниками. Аккредитация осуществляется, прежде всего, Центральным органом, при этом агентства проходят двойную аккредитацию — в стране их регистрации и в принимающей стране.

В вопросе количества сотрудников агентств наблюдаются различные подходы: могут работать как несколько человек на добровольных началах, только для одной страны, даже для конкретного детского дома одной страны, так и большой штат служащих.

Важное условие, от которого зависит действительность усыновления (удочерения) –  необходимость получения согласия всех лиц, чье согласие необходимо — ст. 4 (с) Конвенции требует согласие родителей ребенка, близких родственников,             и администрации учреждений.       Вопрос о круге лиц, чье согласие необходимо, и о том, в какой форме согласие должно быть выражено, решается в принципе по национальному праву страны происхождения. Однако, Конвенция содержит ряд минимальных требований, так компетентные органы должны удостовериться в том, что согласие дано без принуждения и не под влиянием финансовых стимулов. Согласие должно быть выражено в письменной форме, и согласие матери должно быть дано после рождения ребенка. 

 По аналогии с «home study» кандидатов в усыновители,  Центральный орган подготавливает отчет о ребенке.  Это очень важный момент, так как на основании содержащейся в нем информации — о семье ребенка, состоянии здоровья, этническом происхождении и будут подбираться усыновители.

Независимое усыновление Независимое усыновление (private, independent adoption), под которым понимается усыновление без участия аккредитованных агентств, является одним из факторов риска в торговле детьми. Под торговлей детьми понимаются разные ситуации, в контексте международного усыновления, и используются – такие методы, как похищение совсем маленьких детей, поиск финансово и социально уязвимых матерей, фальшивые свидетельства о смерти и т.д[2].   

В Конвенции  1993 года содержится специальное правило на этот счет, а именно: ст. 29 устанавливает, что не должно существовать контактов между кандидатами в усыновители и родителями ребенка или любым другим лицом, который заботится о ребенке. Однако далее статья разрешает компетентному органу государства происхождения самому определять условия и порядок таких контактов. В этой связи важно, чтобы государство происхождения, согласно ст. 8, приняло все меры для предотвращения коммерческого посредничества по усыновлению (удочерению). 

В Главе V Конвенция воплощает третью цель, о которой говорится в ст. 1 (с) – обеспечить признание усыновлений в государствах-участниках и избежать появления т.н. «хромающих» усыновлений. 

«Хромающие» усыновления  возникают в разных ситуациях.  Например, если право страны происхождения ребенка  признает только один вид усыновления (неполное усыновление).  Или при производстве усыновления (удочерения) не были соблюдены  положения материального или процессуального права, такие как получение согласия ребенка,  его родителей (одного из них) или других родственников (в некоторых странах необходимо согласие бабушки/дедушки ребенка).

Было сложно достичь компромисса в этом вопросе, и  глава V была принята в последние часы  дипломатических переговоров. 

Конвенция не требует процедуры признания или вторичного усыновления в государстве усыновителей. В соответствии со ст.17 (c), после производства усыновления (удочерения) государством происхождения ребенка выдается сертификат, подтверждающий усыновление (удочерение).

Правовые последствия усыновления – Конвенция устанавливает минимальный «порог», с учетом особенностей  усыновлений в простой форме и в полной форме. Цель полного усыновления (adoptio plena) состоит в том, чтобы создать для ребенка, лишенного семьи, отношения, полностью тождественные отношениям между родителями и детьми. Поэтому все правоотношения между усыновленным и его родственниками по происхождению прекращаются, он полностью интегрируется в семью усыновителя, приобретая те же права и обязанности, что и дети усыновителя. Цель простого усыновления (adoptio minus plena) состоит в том, чтобы оказать заботу тем детям, у которых имеется родитель, возможно, оба родителя и/или другие родственники, однако в силу разных причин они не могут предоставить ему надлежащую заботу. Таким образом, у усыновленного появляются две линии родства, одна из которых возникла естественным путем, в силу факта его рождения, а другая создается путем юридической фикции.

При выполнении некоторых условий, возможно усыновление в простой форме «поднять» до усыновления в полной форме («конверсия» усыновления) – ст. 27 (а).  

В признании усыновления может быть отказано в Договаривающемся государстве только тогда, когда усыновление явно противоречит публичному порядку, принимая во внимание наилучшие интересы ребенка (ст. 24).

Противоречие публичному порядку регулируется национальным законодательством. Так, в Германии действуют Акт об имплементации Гаагской Конвенции 1993 года (AdUbAG)  и Акт о последствиях иностранного усыновления (Gesetz über Wirkungen der Annahme als Kind nach ausländischem Recht AdWirkG)  В случае усыновления (удочерения)ребенка из государства, которое не является участником Гаагской конвенции 1993 года, применяется  Акт о последствиях иностранного усыновления. В решении суда Франкфурта от 11 ноября  2019 года об отказе признать решение суда Сьерра Леоне подчеркивается, что “при признании иностранных судебных решений применяется  международный стандарт публичного порядка, а не национальный стандарт”  (решение на нем. яз.).

[1] Van Loon J.H.A. International Cooperation and Protection of Children with regard to Intercountry Adoption. Collected Courses of the Hague Academy of International Law 1993 NoVII. С. 353

[2]UNICEF Innocenti Digest: Intercountry Adoption 6.

© 2019 Дарья Сергеевна Борминская

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в google
Google+
Поделиться в vk
VK
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в linkedin
LinkedIn