Апелляционное определение Нижегородского областного суда

Судья: Соколов Д.В.

Дело № 33-5645/2020

Дело №2-376/2019

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД  АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Нижний Новгород 18 июня 2020 года
Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе: председательствующего судьи: Фролова А.Л., судей: Крайневой Н.А., Цыгулева В.Т., при секретаре: Казаковой Д.С., с участием прокурора Поляковой А.А., представителя истца – адвоката Захариной М.М., представителя ответчика – адвоката Крупенникова А.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Крайневой Н.А. гражданское дело по апелляционной жалобе гр.К на решение Канавинского районного суда г. Нижнего Новгорода от 18 июля 2019 года по иску гр. К.  к гр. Макаровой  о возвращении ребенка на основании норм международного договора Российской Федерации,

У С Т А Н О В И Л А:

Истец К.. обратился в суд с иском к гр. М-вой о возвращении ребенка, указывая, что с 13 мая 2016г. состоит в браке с ответчиком, с момента заключения брака семья постоянно проживает во Франции в собственном доме в городе [адрес]. 15 января 2017 года у сторон родился сын  Виталий, за которым с рождения истец и ответчик совместно осуществляли право опеки, уход, содержание и воспитание, ребенок был окружен заботой и любовью со стороны родителей. В период со 2 по 18 августа 2018 года стороны совместно со своим ребенком находились в Российской Федерации. 18 августа 2018 года истец со своей супругой и ребенком планировали вернуться во Францию, для чего прибыли из Чувашской Республики в г. Москва для вылета во Францию. На Казанском вокзале г. Москвы ответчик неожиданно для истца скрылась с ребенком в неизвестном направлении, взяв с собой все документы сына. С этого момента у истца отсутствуют сведения о местонахождении ребенка и супруги.  

На основании Конвенции о гражданско – правовых аспектах международного похищения детей (Гаага, 25.10.1980г.) истец с учетом уточнения исковых требований просил суд вынести решение о возвращении несовершеннолетнего ребенка  Виталия в место его постоянного проживания на территории Франции по адресу… обязать М-ву  в течение одних суток с момента вступления в законную силу решения суда передать несовершеннолетнего, а также его документы истцу для перемещения ребенка на территорию Франции (л.д.83 т.2).

В ходе судебного разбирательства истец  заявленные требования поддержал и пояснил 18 августа 2018 года он со своей супругой и ребенком планировали вернуться во Францию, для чего 17 августа 2018 г. прибыли из г.Чебоксары в г.Москва. В момент прибытия на Казанский вокзал г. Москвы первыми из поезда вышли мать истца и супруга с ребенком. Когда через 3-4 минуты истец с отцом вышел на перрон, там находилась только мать истца и коляска, жены с ребенком не было. Мать истца сообщила, что жена взяла ребенка и ушла искать такси. Истец проверил свою сумку, в которой не оказалось паспорта сына. Он обратился в полицию и вернулся во Францию, поскольку истекал срок его визы. С момента исчезновения супруги с ребенком у истца нет достоверных сведений о их местонахождении. По факту исчезновения его супруги с ребенком возбуждено уголовное дело, от сотрудников СК России ему известно, что его супруга находится в секте, её конкретное местонахождение не известно.

Ответчик М-ва не явилась, о времени и месте судебного заседания извещена по известному адресу регистрации по месту жительства. Представитель ответчика – адвокат Вилкова Л.В., назначенная судом в порядке ст. 50 ГПК РФ, иск не признала, пояснила, что в материалах дела отсутствуют доказательства незаконного удержания   несовершеннолетнего ребенка. 

Представитель органа опеки и попечительства администрации Канавинского района г. Нижнего Новгорода Бенга С.Ю. в заключении указала на отсутствие оснований для удовлетворения иска, поскольку в настоящее время не известно местонахождение ответчицы и малолетнего ребенка, а также их состояние здоровья. Немедленное возвращение ребенка может повлечь причинение вреда малолетнему ребенку.

Орган опеки и попечительства администрации Красночетайского района Чувашской Республики, привлеченный судом к участию в деле для дачи заключения, представителя в судебное заседание не направил.

В заключении помощник прокурора Канавинского района г. Н.Новгорода Гучин С.В. также указал на отсутствие оснований для удовлетворения иска, ссылаясь на отсутствие доказательств удержания ответчиком малолетнего ребенка в Российской Федерации.

Решением Канавинского районного суда г. Нижнего Новгорода от 18 июля 2019 года в удовлетворении исковых требований гр.К к М-вой о возвращении ребенка на основании норм международного договора Российской Федерации, обязании передать ребенка и документы истцу для перемещения ребенка на территорию Франции отказано в полном объеме.

В апелляционных жалобах заявитель просит об отмене решения суда как незаконного и необоснованного, постановленного с нарушением норм материального и процессуального права, при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, и несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Так, заявитель указал, что он доказал обстоятельства, которые должен был подтвердить, при этом ответчиком не доказано наличие обстоятельств, которые бы могли являться основанием для отказа в возвращении незаконно удерживаемого ребенка в государство его постоянного проживания. В суде апелляционной инстанции представитель истца – адвокат Захарина М.М. поддержала доводы апелляционных жалоб, представитель ответчика – адвокат Крупенников А.Г. по назначению суда полагал решение суда законным и обоснованным. В заключении прокурор Полякова А.А. указала на наличие оснований для отмены решения суда и удовлетворения исковых требований.

Истец и ответчик  в суд апелляционной инстанции не явились, орган опеки и попечительства администрации Красночетайского района Чувашской Республики, Управление образования администрации Канавинского района г. Нижнего Новгорода, Уполномоченные по правам ребенка в Чувашской Республике и в Нижегородской области представителей не направили о месте и времени судебного заседания извещены надлежащим образом, об уважительных причинах неявки суд не уведомили, от органа опеки и попечительства администрации Красночетайского района Чувашской Республики поступило заявление о рассмотрении дела в отсутствие представителя.

При указанных данных судебная коллегия в соответствии со ст. ст. 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации полагала возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Законность решения суда проверена судебной коллегией в порядке, установленном главой 39 Гражданского процессуального кодекса РФ, с учетом ч.1 ст.327.1, в пределах доводов апелляционных жалоб заявителя. Изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, заключение прокурора, обсудив доводы апелляционных жалоб заявителя, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда. Согласно разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 23 от 19 декабря 2003 года «О судебном решении» решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 – 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п.п.2,3). Обжалуемое решение суда не отвечает приведенным требованиям, суд первой инстанции допустил нарушение норм материального и процессуального права, неправильно определил обстоятельства, имеющие значение, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, с 13.05.2016 г. по настоящее время стороны состоят в зарегистрированном браке, имеют сына  Виталия,  место рождения ребенка Франция, ребенок имеет французское и с 06 июня 2018 года российское гражданство (л.д.31-40,195,209 т.1).

02.08.2018 г. стороны с сыном и родителями истца прибыли в Россию с целью посещения родственников М-вой и совершения туристических поездок по России (л.д.23-25 т.1). До прибытия в Российскую Федерацию стороны с сыном постоянно проживали во Франции по адресу [адрес] 18.08.2018г. стороны намеревались вернуться во Францию, о чем свидетельствуют приобретенные на имя М-вой билеты авиасообщения по маршруту Москва – Ницца (л.д.25 т.1). 18.08.2018г. по прибытии поезда из г. Чебоксары на Казанский вокзал г. Москвы М-ва с малолетним ребенком скрылась, до настоящего времени местонахождение ответчика неизвестно, с 28.09.2018г. М-ва  находится в федеральном розыске (л.д.179-181 т.1). По факту безвестного исчезновения М-вой и ребенка 04.12.2018г. постановлением старшего следователя Мещанского межрайонного следственного отдела СУ по ЦАО ГСУ Следственного комитета Российской Федерации возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п.п. «а, в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, гр. К. признан в рамках данного дела потерпевшим, расследование до настоящего времени не окончено (л.д.189,194,224 т.1).

Разрешая спор по существу заявленных требований, суд первой инстанции, руководствуясь положениями Конвенции о гражданско – правовых аспектах международного похищения детей (Гаага, 25.10.1980 г.) и частями 1,2 статьи 244,11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу об отказе истцу в иске, исходя из того, что суду не представлено доказательств удержания ответчиком малолетнего ребенка   от возвращения к месту его постоянного проживания, не исключено совершение противоправных действий неустановленным(и) лицом (лицами) по удержанию самой М-вой, а также её малолетнего сына на территории Российской Федерации помимо воли ответчика.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда первой инстанции в силу следующего.

Согласно ст.2 Гражданского процессуального кодекса РФ задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.

По смыслу статьи 3 Гражданского процессуального кодекса РФ нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов лица является обязательным условием реализации права на его судебную защиту.

Конституция Российской Федерации признает заботу о детях, их воспитание равным правом и обязанностью родителей (часть 2 статьи 38).

В соответствии со статьей 6 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 124-ФЗ “Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации” ребенку от рождения принадлежат и гарантируются государством права и свободы человека и гражданина в соответствии с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, названным федеральным законом, Семейным кодексом Российской Федерации и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года, вступившая в силу для Российской Федерации 1 октября 2011 года (далее – Конвенция), направлена на защиту детей в международном масштабе от вредных последствий их незаконного перемещения или удержания, на установление процедур, обеспечивающих их незамедлительное возвращение в государство их постоянного проживания, а также на обеспечение защиты прав доступа.

Согласно статьи 3 Конвенции о гражданско – правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года, участником которой также является Франция, перемещение или удержание ребенка рассматриваются как незаконные, если:

  1. a) они осуществляются с нарушением прав опеки, которыми были наделены какое-либо лицо, учреждение или иная организация, совместно или индивидуально, в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или удержания; и
  2. b) во время перемещения или удержания эти права эффективно осуществлялись, совместно или индивидуально, или осуществлялись бы, если бы не произошло перемещение или удержание.

Согласно статье 12 Конвенции, если ребенок незаконно перемещен или удерживается в соответствии со статьей 3 и на момент начала процедур в судебном или административном органе Договаривающегося государства, в котором находится ребенок, со дня незаконного перемещения или удержания ребенка прошло менее одного года, этот орган обязан предписать немедленно возвратить ребенка.

Даже в том случае если процедуры начались по истечении срока в один год, указанного в предыдущем абзаце, судебный или административный орган также обязан предписать возвратить ребенка, если только не будет доказано, что ребенок адаптировался в новой среде.

Помимо указанного основания суд не обязан предписывать возвращение ребенка в следующих случаях:

1) если будет доказано, что лицо, учреждение или иная организация, осуществлявшие заботу о ребенке, фактически не осуществляли свои права опеки на момент перемещения или удержания ребенка, или дали согласие на его перемещение или удержание, или впоследствии не выразили возражений против таковых (пункт “a” статьи 13);

2) если будет доказано, что имеется очень серьезный риск того, что возвращение ребенка создаст угрозу причинения ему физического или психологического вреда или иным образом поставит его в невыносимые условия (пункт “b” статьи 13);

3) если суд придет к заключению, что ребенок возражает против возвращения и уже достиг такого возраста и степени зрелости, при которых следует принять во внимание его мнение (абзац второй статьи 13);

4) если возвращение ребенка противоречит основополагающим принципам запрашиваемого государства, касающимся защиты прав человека и основных свобод (статья 20).

Кроме того, абзацем третьим статьи 12 Конвенции установлено, что, если судебный или административный орган запрашиваемого государства имеет основания полагать, что ребенок перемещен в другое государство, этот орган может приостановить процедуры или отклонить заявление о возвращении ребенка.

По смыслу приведенных нормативных положений для возврата ребенка согласно Конвенции необходимо установить факт незаконного перемещения или удержания ребенка, отсутствие обстоятельств, допускающих отказ в возврате ребенка, а также наличие у заявителя права опеки либо права доступа по смыслу Конвенции.

Права опеки, согласно Конвенции, включают права, относящиеся к заботе о личности ребенка, и в частности право определять место жительство ребенка (пункт “a” статьи 5 Конвенции).

Права опеки, согласно абзаца 3 статье 3 Конвенции, могут возникнуть в соответствии с законом, либо на основании судебного или административного решения, либо на основании соглашения, влекущего юридические последствия по законодательству государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или удержания.

Согласно справке Министерства юстиции Французской Республики от 16 июля 2019 года, в соответствии с французским законодательством  гр. К. наделен совместными родительскими правами и обязанностями в отношении своего сына, расставание родителей, в применении статьи 373-2 Гражданского кодекса, не должно влиять на правило возложения опеки при осуществлении родительских прав и обязанностей. Поскольку отец – обладатель родительских прав и обязанностей, он имеет право принимать решение о месте проживания своего ребенка (л.д.63-64 т.2). Тем самым истец  вправе требовать  возвращения ребенка в страну постоянного проживания при подтверждении факта незаконного удержания ребенка на территории Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и не опровергнуто ответчиком, истцом было дано согласие на временное пребывание сына на территории Российской Федерации в период с 02 по 18 августа 2018 года, согласия на дальнейшее пребывания ребенка на территории данного государства не получено, обратное не доказано, поэтому оно осуществляется с нарушением права опеки истца и является незаконным.

Выводы суда первой инстанции о не доказанности факта удержания малолетнего ребенка сторон на территории Российской Федерации ответчиком противоречат материалам дела, совокупность которых с очевидностью подтверждает сокрытие М-вой  ребенка без согласия истца с целью избежать перемещения к месту постоянного проживания во Францию. При этом записи видеокамер Казанского вокзала г. Москва от 18.08.2018г. подтверждают совершение М-вой указанных действий в отсутствие каких – либо посторонних лиц.

Кроме того, возможное удержание ответчика на территории Российской Федерации третьими лицами, как и проведение правоохранительными органами Российской Федерации расследования по факту исчезновения  основанием к отказу к возврату ребенка сторон в место его постоянного проживания, согласно Конвенции, не являются, не отвечают требованию соблюдения прав и законных интересов несовершеннолетнего ребенка сторон и необоснованно положены судом в основу решения об отказе истцу в иске.

Вместе с тем, наличие предусмотренных Конвенцией обстоятельств, допускающих отказ в возврате ребенка, материалами дела не подтверждено:

  • Согласно фототаблице и протоколу осмотра ассоциированных судебных исполнителей «САС ПРОВЬЮРИС» от 10 ноября 2018 года, жилом доме по адресу: [адрес] созданы необходимые условия для постоянного проживания и развития ребенка (л.д.134-159 т.1, л.д.14-26т.2);
  • Согласно сведениям Фонда медицинского страхования от 09 октября 2018 года, истец, ответчик М-ва и несовершеннолетний  являются приобретателями прав по медицинскому страхованию (л.д.41-44 т.2);
  • Согласно данным мэрии г. Экс-ан-Прованс от 11 октября 2018 года., гр. К. является получателем пособия на сына  (л.д.32-40 т.2).
  • Из предоставленной электронной переписки  также не следует, что намерение остаться в России не вызвано каким – либо негативным поведением со стороны истца, условиями проживания во Франции, а обосновано религиозными убеждениями (л.д.176-191 т.2, л.д.66-79 т.3).

При этом доказательства того, что ребенок находится на территории Российской Федерации в условиях, обеспечивающих его нормальное развитие и воспитание, его адаптацию на территории Российской Федерации ответчиком не предоставлено и материалы дела таких доказательств не содержат.

Также отсутствуют сведения о перемещении ответчиком и ее сыном границы Российской Федерации.

При таких обстоятельствах решение суда не может быть признано законным и обоснованным, в соответствии с п.п. 1, 3, 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оно подлежит отмене.

В суде апелляционной инстанции представитель истца уточнила перечень документов, подлежащих передаче истцу при возврате ребенка: паспорт и свидетельство о рождении ребенка. Судебная коллегия полагает, что при передаче ребенка истцу названные документы  также подлежат передаче отцу ребенка.

С учетом возраста ребенка и фактических обстоятельств дела, судебная коллегия полагает необходимым установить срок для исполнения ответчиком обязанности по передаче ребенка истцу в течение 15 суток с момента вступления решения суда в законную силу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 – 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Канавинского районного суда г. Нижнего Новгорода от 18 июля 2019 года отменить.

Вынести по делу новое решение:

  • Исковые требования К. к М-вой  о возвращении ребенка удовлетворить.
  • Возвратить  ребенка …. в место его постоянного проживания на территории Франции по [адрес].
  • Возложить на М-ву  обязанность в течение 15 суток с момента вступления в законную силу решения суда передать несовершеннолетнего …. а также документы, удостоверяющие личность ребенка, его отцу К. для перемещения ребенка на территорию Франции.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационный суд общей юрисдикции в течение трех месяцев со дня вступления в законную силу.

Председательствующий

Судьи

 

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в google
Google+
Поделиться в vk
VK
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в linkedin
LinkedIn